Шокирующие документальные кадры суда над убийцами евреев — бандеровцами

Шокирующие документальные кадры суда над убийцами евреев — членами ОУН (Б), служащими украинской вспомогательной полиции, а потом бойцами УПА Николаем Дуфанцем, Артемом Бубелою и Филиппом Рыбачуком. Суд состоялся в Луцке в 1981 году.
«В 1941 году в селе Крымно, Старовыжевского района Волынской области, было создано гетто, куда полицаи Дуфанець, Бубела, олег Рыбачук и другие доставили 400 евреев, —
рассказал о видео председатель Еврейского комитета Украины Эдуард Долинский. — Позже евреям из гетто выгнали на дорогу, выстроили в колонну и отконвоировали в село Песоцкое, где разместили около уже выкопанной ямы. Всем приказали раздеться. Потом евреев семьями заводили в яму, укладывали лицом к земле, а Дуфанець с коллегами их расстреливали. Маленьких детей убивали одиночными выстрелами, подбрасывая вверх. По словам подсудимых, казнь длилась около четырех часов. В конце они добили тех, кто еще остался в живых, выстрелами в голову».
После этого убийцы участвовали и в других казнях – евреев, цыган и украинцев. Летом 1943 года убийцы на призыв ОУН присоединились к УПА и приняли участие в уничтожении польских сел. Во время этой расправы были расстреляны, утоплены в колодцах, изрубленные топорами около двух тысяч поляков, имущество разграблено, а дома — уничтожены. Вместе с ними были убиты и немногочисленные евреи, которые прятались в то время в этих селах.
Членов ОУН-УПА Николая Дуфанця, Артема Бубела, Филиппа Рыбачука приговорили к смертной казни, и осенью 1981 года, приговор был приведен в исполнение.

На вторую часть гребаный ютуб воткнул возрастные ограничения.
совершеннолетним смотреть http://www.youtube.com/watch?v=4V10JdciIHA

Памятник убийцам на могиле их невинных жертв.

«Еврейский лагерь Лемберг». Как нацисты уничтожали евреев Львова

Позиция Израиля в вопросах сохранения памяти о событиях Второй мировой войны

Ещё в 2008 – 2010 гг, после резолюций Европарламента об ответственности нацистского и советского режимов за развязывание Второй мировой войны, по Европе прокатилась волна демонтажа и разрушения «памятников Алёше» – советскому воину-освободителю. (В Грузии даже взорвали такой памятник).
В Израиле в это же самое время решили установить памятник Красной Армии, и в 2012 г такой памятник торжественно открыли. В присутствии самого Путина и лучших людей израильских властей предержащих.

Вопреки рекомендациям Европарламента о запрете публичного использования нацистской и коммунистической символики, израильский парламент принял закон, по которому 9 Мая объявляется официальным праздником в Израиле. На самом деле, это была последовательность законов 1999, 2008 и 2017 гг, по которым празднование 9 Мая всё более и более приближалось к московским стандартам праздника. А уж там советская символика – «утро красит нежным светом» – повсюду и всегда.

В духе этого же трогательного единства, премьер Израиля Биньямин Нетаньяху был почётным гостем Путина на Параде Победы в 2018 году. Других зарубежных лидеров там не было, если не считать Александра Вучича, президента Сербии.

Но самой замечательной демонстрацией российско-израильского взаимопонимания и сотрудничества по вопросам памяти о Холокосте был, конечно, Форум памяти Холокоста в Иерусалиме в январе 2020 г. По этому случаю был в Израиле открыт ещё один памятник советским жертвам войны (ленинградским блокадникам). С телевизором, корреспондентами, правительственными делегациями, и заплаканными (но бодрыми и не стареющими) ветеранами, и, конечно же, с дорогим и любимым президентом Путиным.

В этой атмосфере что могут сказать израильские представители и консультанты в защиту идей и концепций Мемориального комплекса Холокоста «Бабий Яр»?

Для Украины появление Путинских представителей в качестве учредителей и организаторов Мемориального комплекса Холокоста «Бабий Яр» есть явление ещё не усвоенное и до конца не осознанное. Письма протеста и обращение к властям предержащим вряд ли поможет. К сотрудничеству с проектом привлечено уже много важных людей, и каждый из них уже имеет личный интерес, чтобы проект был осуществлён, и осуществлён успешно. Недавно даже Кравчука присмоединился. Так что, у националистической «общественности» шансов на успех мало. Или вообще никаких. Если учесть, что для них палачи Бабьего Яра являются официальными кумирами.

Опытные организаторы Мемориального комплекса Холокоста «Бабий Яр» действуют хорошо и слажено – понимают, что без поддержки международного общественного мнения (и без финансовых вложений Евросоюза) им не обойтись, а потому срочно устанавливают и выстраивают связи с Европейским парламентом. Как сообщает пресс-релиз о встрече Европейских парламентариев с представителями Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр», «директор Института истории Холокоста в Украине и Восточной Европе Андрей Руккас рассказал парламентариям о советской политике памяти касательно трагедии Бабьего Яра и того, как она изменилась с распадом СССР.

«В Польше антисемитизма нет» (С)

Об осквернении еврейских кладбищ и о фильме «Орлята»

В первой половине сентября сразу в трёх польских городах (Добродзень Опольского воеводства, Збаже и Тарновске Гуры Силезского воеводства) были совершены антисемитские акции. Неизвестные перевернули двадцать надгробий на старинном еврейском кладбище XIX века, десять надгробий на современном кладбище и измазали красной краской еврейский памятник.

Это известие совпало с новостью о начале съёмок Киностудией документальных и художественных фильмов первого в истории польской кинематографии фильма «Орлята» (Orlęta) об обороне Гродно от советских войск в сентябре 1939 года. Снимает фильм режиссёр Кшиштоф Лукасевич (Krzysztof Łukasiewicz).

По сценарию 12-летний еврейский мальчик Леош Ройст (Leoś Rojst), «очарованный всеобщим для [польской] межвоенной реальности пафосом независимости [Польши]», собирает вокруг себя ровесников и самоотверженно помогает польской армии сражаться с «советским нашествием».

Оставим в стороне игнорируемый польскими историками факт: Красная армия вошла в Польшу лишь на 17-й день Второй мировой войны, когда польского государства как такового не существовало, польское руководство убежало в Румынию и возникла угроза выхода войск вермахта к советской границе (подписание в Москве 23 августа 1939 г. советского-германского договора о ненападении не отменяло угрозу).

Подчеркнём другое: два таких нравственно противоположных события (далеко не первое за последнее время осквернение еврейских кладбищ и съёмки польского фильма о еврее-герое) выдают разнонаправленность действий польского общества и польских властей в вопросе сохранения памяти о судьбе польских евреев в годы Второй мировой войны.

В польском обществе до сих пор наблюдается определённая инерция традиционного для Польши бытового антисемитизма. А власти силятся подправить международный имидж страны,  пострадавший в последние годы из-за преданных огласке фактов соучастия поляков в холокосте.

Кшиштоф Белавский (Krzysztof Bielawski), исследователь истории еврейских захоронений в Польше и автор книги «Уничтожение еврейских кладбищ» (Zagłada cmentarzy źydowskich), констатирует: в Польше еврейские кладбища во время войны уничтожались немцами, а после них – поляками. В этом участвовали как минимум десятки тысяч поляков, но их деяния историки приписывают сегодня исключительно нацистам.

В книге известного польского учёного книге Яна Грабовского (Jan Grabowski) «На посту. Участие польской «синей» и уголовной полиции в истреблении евреев» (Na posterunku. Udział polskiej policji granatowej i kryminalnej w zagłade Źydów) подробно рассказывается о действиях польской «синей» полиции – коллаборационистского формирования на службе гитлеровского режима, помогавшего немцам выслеживать евреев.

Как пишет Я. Грабовский, «синяя» полиция была обязательным элементом немецкой политики истребления европейских евреев, а польские полицейские «часто убивали евреев по собственной инициативе, проявляя бурную активность».

Поляки всегда гордились тем, что в отличие от других европейских стран в Польше не было дивизий СС, сформированных из лиц польской национальности. Однако польская «синяя» полиция с успехом заменяла эсэсовцев (в книге приводятся, например, детали погрома в Райгроде Подляского воеводства). Тысячи польских евреев спасались, убегая в СССР. В итоге еврейское население Польши за годы Второй мировой войны и первые послевоенные годы сократилось на 85%.

Польские антисемитские погромы имели место и в Белоруссии. Известно о соучастии поляков в холокосте на территории Пружанского района Брестской области. Там находились три гетто (в Ружанах, Линово и Пружанах, где нашли свою смерть более 15 тыс. евреев). Только в июле 1941 года поляки учинили еврейские погромы в Ломже (200 жертв), Граево (100 жертв), Радивилово (1500 жертв), Едвабне (600 жертв), Щучине Белостокской области БССР (существовала с 1939 по 1944 г., впоследствии была передана в состав Польской Народной Республики).

Щучин пережил два погрома. Первый раз поляки приступили к уничтожению еврейского населения в 1939 г., под прикрытием вступивших в город гитлеровских войск. Второй погром произошёл в 1941 г., на четвёртый день после отхода Красной армии и вступления в город подразделений вермахта. Евреев убивали лопатами, палками, камнями. Возглавлял погромщиков местный учитель-поляк. Католические ксендзы «не слышали» мольбы евреев о помощи.

6 июля 1941 г. в Новогрудке поляки соучаствовали в истреблении 150 представителей еврейской интеллигенции, в августе – ещё 300 человек, в основном женщин. В октябре –  в расстрелах 1500 тыс. евреев в городском парке. Погромы устраивались также в таких белорусских городах, как Гродно, Барановичи, Слоним.

Отличие в причастности к этим казням поляков и гитлеровских коллаборационистов других национальностей состояло в том, что последние слепо выполняли преступный приказ нацистского командования, а первые руководствовались народной антисемитской традицией.

После принятия Конгрессом США в 2018 году закона № 447 о праве потомков польских евреев на возврат утраченного в годы холокоста недвижимого имущества и обязательствах американских неправительственных организаций юридически содействовать процедуре возврата Варшава в несколько раз увеличила количество информационно-просветительских проектов, посвящённых рассказам о поляках, спасавших евреев, и о евреях, воевавших за Польшу.

Фильм «Орлята» – очередное звено в этой долгой пропагандистской цепи. Он тоже работает на подмену реальной истории историей вымышленной.

Влитвеантисемитизманет

«Герои Литвы» готовили геноцид евреев задолго до Гитлера

Жертвы бойни в Каунасе.

Литва 23 сентября отмечает национальный день памяти жертв Холокоста. Масштабы геноцида евреев в Литве для Европы были феноменальны: за годы нацистской оккупации в стране было уничтожено 90% еврейского населения. Во многом размах геноцида был связан с тем, что в нем принимали участие местные жители и литовские националисты. О том, почему руководство современной Литвы пытается замалчивать и отрицать соответствующие факты, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимир СИМИНДЕЙ.

— Г-н Симиндей, как действия властей по солидарности с жертвами Холокоста могут сочетаться с политикой прославления некоторых представителей движения «лесные братья», которые повинны в массовых убийствах евреев?

Арест евреев литовскими националистами.

— Мы наблюдаем определенную боль, если не сказать двуличие литовской элиты в этом вопросе. С одной стороны, официально признаны ужасы Холокоста на территории Литвы, и литовское государство дистанцируется от этого. С другой — некоторые участники убийств евреев на территории Литвы считаются национальными героями в этой стране. Не за это, а за то, что они боролись против советской власти. Тем не менее такая нечуткость, неучет того, в чем они были замешаны, говорит о том, что слезы по погибшим евреям в Литве — это такие крокодиловы слезы.

— Почему геноцид евреев именно в Литве достиг такого апогея? Нельзя сказать, что в других восточноевропейских странах не было подобных преступлений, но в Литве ведь произошло практически полное уничтожение целого народа.

— Здесь можно сказать, что подготовка этого геноцида велась литовскими националистами, конкретно Фронтом литовских активистов, еще до того, как нацисты напали на Советский Союз и, соответственно, вступили на территорию Литовской ССР.

Более того, есть документы, которые говорят о том, что Фронт литовских активистов даже пытался заранее получить деньги у германских спецслужб на то, чтобы преследовать евреев. Поэтому в первые же дни был колоссальный накал ненависти и огромные масштабы убийств.

В дальнейшем эту машинерию уже взяли под свой контроль германские нацисты. Но в первые дни все эти убийства, конечно же, полностью лежали на совести литовских националистов.

— Если допустить, что в 1940 году Литва не была включена в состав Советского Союза, могли ли эти преступления начаться еще раньше, до начала Великой Отечественной войны, до нападения Германии на Советский Союз?

— Антиеврейские эксцессы в Литве были. Другой вопрос, какой масштаб они бы приняли. Потому что немногие литовские националисты воспринимали с ненавистью еврейское население, а оно было довольно большим в Литве, свыше 200 тысяч человек. Конечно, желание их как-то выдавить, как-то от них избавиться все равно было.

Другой вопрос, какие формы это все приняло. Но вот, к сожалению, получилось так, что парадоксальным образом те евреи, которые по каким-то критериям были неугодными (например, представителями крупного капитала), депортированные в глубинные районы Советского Союза, имели гораздо больше шансов выжить в тяжелых условиях первых лет войны, нежели те евреи, которые оставались на территории оккупированной нацистами Литвы; из них спаслись, в общем-то, единицы.

— То есть можно сказать, что парадоксальным образом сталинские репрессии позволили спасти жизни некоторым евреям в Литве?

— Надо заметить, что еще до нападения Германии на СССР именно через Советский Союз евреи могли уезжать по тем паспортам, которые выдавал в Каунасе известный спаситель евреев — японский дипломат [Тиунэ] Сугихара.

Поэтому Советский Союз здесь не препятствовал, по крайней мере.

Значительная часть евреев смогла спастись и по этой линии тоже. Это было еще до начала войны.

— Есть ли какие-то глубинные социальные, культурологические, экономические причины, обуславливающие такую нечеловеческую ненависть литовцев, простого населения к еврейскому народу в те годы?

— Я бы здесь больше обратил внимание на то, что, конечно, непосредственно в уничтожении евреев участвовала меньшая часть литовского народа. Но литовский народ до конца не отрефлексировал эти преступления, и поэтому книга Руты Ванагайте «Наши» произвела такое воздействие на литовское общественное мнение.

Литовцы хотят отторгнуть эту память, забыть о ней, минимизировать ее или, наоборот, сделать, так сказать, для себя удобной.

Кроме того, здесь присутствует попытка рассогласовать отношение к жертвам Холокоста и к тем жертвам, скажем, из числа славянского населения, которые были со стороны мирных жителей и тех, кого подозревали всего лишь в партизанстве, которое осуществляли литовские полицейские батальоны, например, на оккупированных территориях России. Эти жертвы вообще никак не рефлексируются. Конечно, здесь нужна мощная мемориализация.

Кроме того, третья составляющая из тех, кто участвовал в уничтожение евреев, — это движение «лесных братьев».

И они участвовали уже в уничтожении этнических литовцев, тех, кто сотрудничал с советской властью так или иначе, участвовал в легальной жизни, отказывал им в продовольствии и так далее.

Все эти вопросы в литовском обществе не отрефлексированы. Здесь, конечно, не стоит обвинять всех литовцев в том, что они участвовали в Холокосте. Это, конечно, не так. Участвовало меньшинство. Но то, что современное общество и современные политики не могут это никоим образом грамотно проанализировать, провести такую проработку памяти, — это факт.

— Пытаются ли литовские политики в наше время как-то оправдать или, скажем так, сгладить некоторые углы тех страшных событий?

— По крайней мере, приуменьшить и как-то не обращать на это внимание. Оправдать, пожалуй, нет, это было бы очень примитивно. Но поменьше об этом говорить и приуменьшить соучастие, это да.

Всегда подчеркивается, что якобы никакого интеррегнума, междуцарствия между Советами и нацистами не было, что сразу пришли немцы и все это было по немецким лекалам сделано. Хотя это не так, и все равно есть публикации, документы, которые можно посмотреть.

— В современной Литве еврейская община относительно немногочисленна, но при этом все равно появляются отдельные случаи антисемитизма, осквернения кладбищ, памятников. Это является, на Ваш взгляд, следствием той политики, которая не может в открытую сказать: да, мы когда-то были виноваты? Или же это просто случайные проявления вандализма и антисемитизма?

— Безусловно, здесь можно говорить и о проявлении хулиганства со стороны пьяной молодежи, и о провокациях. Но я бы хотел обратить внимание и на других евреев. На того же Эмануэлиса Зингериса, который в Сейме Литвы активно защищает интересы литовских националистов. А не пытается углубить и расширить память о жертвах и справедливо негативную память о тех, кто участвовал в геноциде евреев и не только евреев в Литве и окрестностях Литвы.

— Не кажется ли парадоксальным также и то, что при всей той политике по исторической реабилитации «лесных братьев», которые участвовали в антисемитских погромах, отношения между Литвой и Израилем, как, впрочем, и другими Прибалтийскими государствами, находятся на достаточно теплом уровне?

— Это классическая история еще с конца 1990-х годов, когда некие формальные жесты, такие как создание комиссии историков либо каких-то мемориальных комплексов, вроде бы как-то закрывают эту проблематику.

Израиль — все-таки хоть и еврейское государство, но имеющее свои государственные интересы. Литва является страной — членом ЕС и НАТО, и государство Израиль, к сожалению, не готово каждый раз «впрягаться» в решение проблем местных евреев или до конца принципиально отстаивать память о жертвах и преследовать тех, кто их убивал.

— Как, на Ваш взгляд, должно и может ли вообще еврейское сообщество России воздействовать на политиков Литвы в данной сфере?

— В данном случае лучшее воздействие — это публикация документов, воспоминаний, работа, связанная с репрезентацией исторических материалов.

— Есть ли в российской историографии исследования, которые на современном этапе изучают этот вопрос?

— У нас есть очень серьезные исследователи — это и центр «Холокост» Ильи Александровича Альтмана, и другие организации, которые этим занимаются подробно. Мы этим занимаемся факультативно, если у нас появляются какие-то оказии и материалы на этот счет.

Например, деятельность Фронта литовских активистов мы самым активным образом исследовали, была опубликована монография. И о тайном сотрудничестве литовского Департамента госбезопасности с гестапо будет монография, и были уже отдельные публикации.

И о том, что Литва в 1939 — начале 1940 года пыталась стать протекторатом Германии и всячески вела тайные переговоры на этот счет.

Так что материалов много. Их надо репрезентировать, показывать. Вышла книга и на литовском языке, называется «Тайное соглашение с гестапо». Поэтому в данном случае я бы не сказал, что российские исследователи как-то уклоняются от этой темы.

Потому что, в конце концов, отношение к евреям являлось проекцией не то чтобы бытового антисемитизма, неприятия множества евреев среди литовского общества, но политикой, которую тайно проводили литовские националисты, в том числе в прошлом статусные политики.

источник

История «идеальной арийской девочки», которая на самом деле была еврейкой

Фото №1 - История «идеальной арийской девочки», которая на самом деле была еврейкой

Геббельс лично отобрал снимок 6-месячной Хесси Левинсон, не подозревая, что она родилась в еврейской семье.

Как и любая пропаганда, нацистская пропаганда стремилась доказать свои тезисы самыми разнообразными визуальными путями. Так, в 1935 году на обложке журнала Sonne ins Haus («Солнце в дом») была опубликована фотография «идеального арийского младенца».

Снимок был отобран среди тысяч других снимков младенцев, так как ребенок на фото полностью подходил под идеал арийскости: пухлые щечки, вздернутый носик, округленный ротик и даже очаровательная челочка над круглым лбом. Вот только младенец был совсем не арийский…

Хесси Левинсон родилась в мае 1934 года в семье музыкантов Якоба и Паулины Левинсон. Когда девочке исполнилось полгода, родители отнесли ее в знаменитое берлинское фотоателье Ханса Баллина, дабы увековечить очарование дочери на пленке. Фотографии получились отличные: одну из них родители вставили в рамку и установили дома на рояле.

Но спустя полтора года выяснилось, что снимок Хесси покинул пределы семьи. Пара Левинсон с ужасом обнаружила, что снимок их еврейской дочки украшает обложку очередного номера нацистского Sonne ins Haus и даже преподносится как фотография «идеального арийского младенца», отобранная Геббельсом собственноглазно. Кроме того, снимок уже начали перепечатывать на открытках!
Фото №2 - История «идеальной арийской девочки», которая на самом деле была еврейкой

Левинсоны тут же пошли в фотоателье. Они потребовали объяснений от фотографа, но тот не выглядел смущенным. Да, он знал, что Хесси еврейка. И да, это он послал ее снимок на конкурс вместе со снимками девяти других детей. Будучи противником антисемитской политики НСДАП, фотограф находил особое удовольствие в том, что в конкурсе на идеальную арийскую внешность победила еврейская девочка.

Левинсоны в подобной иронии никакого удовольствия не находили. Им и так с каждым днем жилось все сложнее — что же будет, если руководство НСДАП узнает, что восхищалось еврейским ребенком?

К счастью, ответ на этот вопрос Левинсоны не получили. В 1938 году им удалось бежать в Париж, а оттуда на Кубу и, наконец, в США. Хесси выросла, стала профессором химии и вышла замуж за математика Эрла Тафта.

Так что история «идеального арийского младенца» с еврейскими корнями закончилась благополучно, как и история еврейского мальчика, состоявшего в Гитлерюгенде. Как тебе такое, Адольф Гитлер?

Английские погромы.

Средневековье было для евреев одной из самых страшных эпох. Редко где евреям было столь плохо, лилось столько еврейской крови и евреи подвергались столь сильной дискриминации, как в Средневековой католической Европе. Одним из самых жестоких врагов евреев были рыцари-крестоносцы.

19 число месяца элул — годовщина мученической гибели еврейской общины Лондона, погрома, который учинили крестоносцы короля Ричарда Львиное сердце в день его коронации.

3 сентября 1189 (19 элула 4949 года) на английский престол короновался будущий любимец исторических романистов и кинопродюсеров, сын короля Англии Генриха II Плантагенета и герцогини Элеоноры Аквитанской, Ричард I — Ричард Львиное Сердце. Праздник обернулся трагедией для евреев Англии.

«Еврейская община направила солидную и авторитетную делегацию с богатыми подарками для участия в коронации короля. Но по наущению своих «святых советников-католиков» он отказался ее допустить к своей коронации». «В Лондоне распространились слухи, что новый король ненавидит “неверных” и должен убить их всех, и последовал погром». Рыцари-крестоносцы и чернь рушили еврейские дома и синагоги, грабили и убивали всех, кто попадался им под руку.

Ричард венчался королем Англии в Вестминстере, с невероятной пышностью. В собор он шествовал под шелковым балдахином, накинутым на острия четырех пик, каждую из которых нес именитый лорд. В день коронации произошел чудовищный еврейский погром, похоже, доставивший огромную радость массе дикарей, именовавших себя христианами. Король издал указ, запрещавший евреям (которых многие ненавидели, хотя они были самыми дельными торговцами в Англии) присутствовать на церемонии. Но среди евреев, понаехавших в Лондон со всех концов страны для того, чтобы поднести новому государю богатые подарки, нашлись-таки смельчаки, решившиеся тащить свои дары в Вестминстерский дворец, где от них, естественно, не отказывались. Как предполагают, один из зевак, якобы уязвленный в своих христианских чувствах, принялся громко этим возмущаться и ударил еврея, который пытался проскользнуть с подношением в ворота дворца. Завязалась драка. Евреев, уже проникших внутрь, стали выталкивать вон, и туг какой-то негодяй закричал, что новый король приказал истребить племя неверных. Толпа хлынула в узкие городские улочки и принялась убивать всех попадавшихся ей на пути евреев. Не находя их больше на улицах (так как они попрятались по домам и заперлись там), озверелый сброд кинулся громить еврейские жилища: вышибать двери, грабить, колоть и резать хозяев, а иногда даже выбрасывать стариков и младенцев из окон в разведенные внизу костры. Это страшное зверство продолжалось двадцать четыре часа, а наказаны были только три человека. И то они поплатились жизнями не за избиение и ограбление евреев, а за сожжение домов некоторых христиан. Среди убитых был и знаменитый тосафист Йааков из Орлеана.

Наказания, наложенные Ричардом Львиное сердце на виновных в лондонской бойне, носили чисто формальный характер, а его эдикт, обещавший евреям безопасность, оставался в силе не более пяти месяцев.

На коронации Ричарда I общину города Йорка, что в 200 километрах северней Лондона, должны были представлять её лидеры финансисты Бенедикт и Иосеф (Josce). В числе других единоверцев они не были допущены к виновнику торжеств. Бенедикт был тяжело ранен погромщиками и к тому же насильно крещён. На следующий день он обратился к свежекоронованному Ричарду за разрешением вернуться в иудаизм. «”Что нам делать с ним?”, — спросил король. Архиепископ Кентерберийский, Болдуин Форде, ответил: “Если он не хочет быть христианином, пусть он будет человеком дьявола”».

По пути домой страдалец от полученных увечий скончался. Английский летописец Роджер Ховден (Roger of Hoveden) бесстрастно сообщает, что Бенедикт похоронен в Нортхемтоне «ни на христианском, ни на еврейском кладбище из-за его отречения».

Иосеф добрался до родных мест, можно было бы сказать благополучно, если бы беда не шла по пятам. Йоркская знать, изрядно задолжавшая еврейским кредиторам и вдохновлённая сведениями о Лондонском погроме, решила не отставать от столицы.
В феврале и марте 1190 года чернь во главе с крестоносцами, набранными Ричардом для крестового похода, напала на евреев в Норвиче и Линне, но главным образом – в Йорке и Сент-Эдмундсе.

Нападавшие нигде не атаковали укрепленные места, кроме как в Йорке, хотя евреи вряд ли могли располагать снаряжением, необходимым для длительной обороны. В соответствии с “Cудебным решением об оружии” 1181 года, евреи были, в основном, безоружны.

С началом беспорядков в Йорке около 200 человек — большинство йоркских евреев — с разрешения коменданта королевской крепости укрылись в одной из её башен. Толпа башню осадила. Когда камнем, брошенным с неё, был убит монах, неустанно призывавший к расправе с евреями, сброд уже нельзя было остановить.

В пятницу 16 марта 1190 года, которая совпала с «Великой Субботой» перед праздником Песах, осаждённые евреи поняли, что они не смогут устоять против оравы. Известный талмудист, йоркский раввин Йом Тов «убедил евреев убить друг друга и тем самым избавиться от мучений. Он сказал: «Бог предков наших, очевидно, хочет, чтобы мы умерли за наше Святое учение. Смерть стоит перед глазами, и нам остается подумать, как погибнуть наиболее достойным способом. Если мы попадем в руки наших врагов, наша смерть будет не только ужасна, но и позорна. Они будут не только мучить нас, но и глумиться над нами. Мой совет поэтому такой: Творец дал нам жизнь, и мы должны возвратить ее ему собственными руками». …Иосеф первым заколол свою жену и двух детей, а затем рабби Йом Тов убил его. Почти все евреи погибли таким образом, и напоследок рабби Йом Тов покончил с собой, став единственным самоубийцей среди добровольно погибших».

Евреи, решившие не принимать смерть в надежде спастись крещением по выходе из башни, почти поголовно были растерзаны толпой. После чего сброд принялся грабить еврейские дома, не прекращая убивать. Вдову Бенедикта вместе с детьми сожгли заживо в их доме. Чудом спасшийся сын погибшего Иосефа, Ахарон в 1236-43 годах был главным раввином Англии

Побоище в Йорке унесло наибольшее на тот момент количество еврейских жизней – по оценкам современников вплоть до 500. Жертвенное самоубийство огромного числа евреев во главе с европейским галахистом рабби Йом-Товом бар Йицхаком из Жуаньи вписало еще одну кровавую главу в еврейский мартиролог.

Ричард отнесся к убийцам евреев очень мягко, лишь немногие были казнены. Большинство приговаривалось к смехотворно низким штрафам. Были наказаны всего несколько участников и только те, которые нападали на дома христиан из-за чрезмерного увлечения процессом погромов.
Однако короля обеспокоил один досадный момент: толпа‚ осаждавшая крепость Йорка‚ как и в других местах, сожгла все долговые обязательства‚ а это уже был прямой урон для казны. Наследником умершего еврея-кредитора по закону был король. Но тут оказалось, что король – наследник – не знал‚ с кого взимать долг‚ и оставался в убытке. Ричард Львиное Сердце сделал из этого выводы и приказал устанавливать в больших городах специальные сейфы. Каждое долговое обязательство выдавалось еврею в двух экземплярах: один – ему на руки‚ другой – в сейф к королю. Теперь уже еврея могли убивать и грабить: король был застрахован от любых случайностей и получал все долги сполна.

В описании резни в Йорке было впервые использовано слово «холокост» в контексте еврейских погромов. Richard of Devizes, английский монах, живший в конце 12 века, написал хронику на латыни Chronicon de rebus gestis Ricardi Primi (современный английский вариант — The Chronicle of Richard of Devizes of the Time of King Richard the First), где он описывает первые три года правления Ричарда Львиное Сердце .Вообще коронация Ричарда I Львиное Сердце — это первая коронация Английских королей, которая тщательно задокументирована. И вот в одной из глав хроники, где описывается коронация, впервые употребляется слово холокост в контексте массового истребления евреев. Достаточно симптоматично для всей европейской истории.

Вот эти слова, в переводе с латыни на современный английский: «On the very day of the coronation, about that solemn hour, in which the Son was immolated to the Father, a sacrifice of the Jews to their father the devil was commenced in the city of London, and so long was the duration of this famous mystery, that the holocaust could scarcely be accomplished the ensuing day. The other cities and towns of the kingdom emulated the faith of the Londoners, and with a like devotion deaspatched their bloodsuckers with blood to hell.»

В 1199 Ричард Львиное Сердце погиб при осаде французского замка. Детей у него не было: из десяти лет правления он был в Англии всего полгода, всё остальное время — походы и плен.

(По: Сало Барон. Эпоха крестовых походов; Чарльз Диккенс.История Англии для юных [пер. Т.Бердиковой и М.Тюнькиной]; Владимир Чижик: О евреях, лордах и лордах-евреях; Феликс Кандель. КНИГА ВРЕМЕН И СОБЫТИЙ, ОЧЕРК ЧЕТВЕРТЫЙ..)

Нет описания фото.
Нет описания фото.
Нет описания фото.
Нет описания фото.

Холокост…

В отличие от коренных москвичей Николая Карловича Сванидзе или Сергея Борисовича Пархоменко…

, так запросто говорящих о еврейских погромах и русском антисемитизме, я родился и детство провёл в Макарове, в бывшем еврейском местечке на Киевщине, в самом эпицентре черты оседлости, да не просто в эпицентре, а в таком, что на соседней улице чернобыльский цадик своего сына женил и основал хасидскую макаровскую династию.
И по этой простой причине, буквально с молоком матери, я полюбил вкус гефилте фиш и лучшего в мире форшмака, Шолом Алейхем входит в круг моих любимейших писателей, слову «бизнес» я предпочитаю «гешефт», а шум и гам, устраиваемый московской интеллигенцией по поводу и без повода, привычно называю гевалтом и рейвахом.
Так я о погромах.
В местечке, где я родился, люди помнили старые времена, когда на 1300 дворов было 200 дворов русских и польских, а остальные были все наши (украинцев тогда ещё не придумали, это после большевиков началось людей в украинцы силком загонять). И большевики все почему-то с еврейской слободы родом были, а их жёны нанимали безработных русских и польских женщин себе в прачки, потому что как-то сразу разучились стирать своё бельё. Польская прислуга особо ценилась за аккуратность и молчаливость.
Люди и это запомнили.
Потом вошедшие винницкие петлюровцы уменьшили количество комиссаров, потом опять среди русских оказалось много врагов народа, ну а после того, как в 1941-м в местечко вошли немцы…

Знаете, что самое странное и страшное происходит как-то очень просто? Тёплым украинским вечером, когда абрикосы стучат по шиферу веранды и скатываются в душистую резеду, ты слушаешь рассказ двоюродной бабушки о том, как немцы в местечко зашли. Как они быстро парад провели, как вчерашние активисты бегом в полицаи записались, как немцы открыли церкви и огромный костёл, как торговля началась. И люди стали к немцам присматриваться.
И я тогда спросил бабушку, как немцы людям показались. А бабушка долго молчала и ответила, что немцы людям людьми показались. Тогда слово «европейцы» в местечке не было в ходу. Поэтому люди и немцы всматривались друг в друга — так бабушка мне отвечала.
А потом немцы, просто и буднично, посреди белого летнего дня, собрали триста душ еврейских — всех, и бывших комиссаров, и бывших зубных техников, и бывших кузнецов, слесарей, плотников и каменщиков (я понимаю, что Сергею Борисовичу и Николаю Карловичу в это сложно поверить, но были и отличные кузнецы, и плотники, и каменщики, совсем, как у Шолом Алейхема, который про молочника Тевье написал) — всех собрали, с жёнами и детворой, построили их над обрывом рва вокруг Панского сада и в тот ров пулемётами положили.
— И, знаешь, что что я тебе скажу, Дима?
— ?
— Я думала об этом. Много думала. Если бы тогда немцы не стали евреев бить… Понимаешь, люди увидели, что они… Ведь всё само заработало. А потом увидели, что немцы людей могут вот так… Я не знаю, как бы всё повернулось. А немцы начали и уже не могли остановиться. А так — не знаю.
— А дальше что было, бабушка?
— А дальше? А дальше люди немцам евреев не простили. И тогда началось у нас подполье и люди в партизаны пошли, пока наши не пришли.
Вот так… Поэтому, когда Николай Карлович бросается словом «погром», я всё вспоминаю местечко, которое само подполье организовало, и русских, и польских детей своих на смерть посылало, не простив немцам триста еврейских душ — потому что в настоящих местечках все сразу знают, кто кому человек, кто кому свой и наш.
А в Москве…
А в Москве, как всегда, болтают о том, чего не знают, потому сплошной гевалт и рейвах

Мой дед сержант-пулемётчик Салитан Давид Аронович…1908-1943 годы.Погиб под Тосно.Это для семитов.

Антисемитизма в Троебалтике нет (с)

В Литве хотят объявить 2021 год годом Юозаса Лукши (Даумантаса) — видного участника антисоветского подполья, который обвиняется в геноциде евреев. Против этого решения ожидаемо выступила председатель Еврейской общины Литвы Фаина Куклянски, после чего депутат Сейма от партии «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы» (СО-ХДЛ) Лауринас Кащюнас уличил ее в «провокации в пользу российского режима».

23 июня комитет литовского Сейма по образованию и науке представил проект резолюции под названием «Объявление 2021 года годом Юозаса Лукши-Даумантаса». В прибалтийской республике он считается одним из наиболее выдающихся участников антисоветского сопротивления. Биография у него действительно яркая.

В 1941 году Лукша влился в ряды националистического подполья, был арестован НКВД, но спасся благодаря нацистской агрессии против СССР. Боролся против восстановления в родной стране советской власти, с боями прорывался на Запад, получил дополнительную подготовку и снова вернулся в Литву, чтобы возглавить небольшой партизанский отряд.

Когда «литовского Че Гевару» ликвидировали, ему было всего 30 лет. Чем не сюжет для фильма? Видимо, этим же вопросом задавался режиссер Йонас Вайткус, который на основе биографии Лукши снял картину под названием «Совсем один».
Однако в жизнеописании «героя» есть одна неприятная история: согласно показаниям очевидцев, во времена нацистской оккупации Даумантас участвовал в Холокосте.

В частности, его опознали как одного из исполнителей печально известного Каунасского погрома 25–29 июня 1941 года.

Почитатели «лесных братьев» эти обвинения решительно отвергают.

«Партизан Юозас Лукша-Даумантас был одним из самых заметных борцов за свободу Литвы», — говорится в уже упомянутом проекте резолюции Сейма. Националисты приняли его на ура.

В еврейских кругах реакция не менее однозначная: прославление участников Холокоста в демократичной европейской стране является недопустимым. Вместо Лукши «человеком года» должен стать кто-то другой — такого мнения придерживается известный еврейский ученый и писатель Довил Кац.

Председатель Еврейской общины Литвы (ЕОЛ) Фаина Куклянски пошла еще дальше и обратилась в Сейм с призывом отказаться от принятия резолюции комитета по образованию и науке.

В своем обращении она прямо называет Лукшу участником Холокоста.

Роль оппонента Куклянски взял на себя депутат Сейма от партии консерваторов Лауринас Кащюнас, который требует от председателя ЕОЛ извиниться за очернение памяти «лесного брата».

В противном случае ее обращение «будет рассматриваться как провокация в пользу российского режима и преднамеренная клевета на героя».

Подобные обвинения в адрес Куклянски звучат не впервые. В прошлом году «ландсбергисты» и лично Витаутас Ландсбергис уже уличали ее в «содействии Кремлю». Тогда в литовском обществе бушевали страсти по вопросу чествования другого «героя» — нацистского коллаборациониста Йонаса Норейки. Спустя год персонажи поменялись, а предмет спора остается прежним.

Впрочем, есть одно существенное отличие. Когда Куклянски после угроз со стороны националистов закрывала офис ЕОЛ и столичную хоральную синагогу, Ландсбергис критиковал ее довольно мягко, по-отечески, и не находил в ее действиях злого умысла: «Как [мэр Вильнюса Ремигиюс] Шимашюс не ведал, что творит, теперь, наверное, госпожа Куклянски не ведает».

Теперь же Кащюнас заговорил о преднамеренной клевете и сознательной провокации.

Откуда такая резкость? С одной стороны, у господина Кащюнаса назревает с председателем ЕОЛ конфликт личного характера. Несколько месяцев назад он призывал ее пояснить, почему новая «лживая» книга Руты Ванагайте о Холокосте в Литве получила финансирование «Фонда доброй воли по компенсациям за недвижимое имущество еврейских религиозных общин Литвы».

Куклянски оставила этот выпад без внимания — книга была издана и презентована в Вильнюсской хоральной синагоге. Неудивительно, что уязвленный Кащюнас не упускает возможности снова «наехать» на лидера литовских евреев.

Но дело не сводится исключительно к личной антипатии. Чтобы понять подлинный смысл слов о «провокации в пользу российского режима», необходимо понимать внешнеполитический контекст предложения об объявление 2021 года годом Юозаса Лукши.

Проект резолюции был представлен в Сейме 23 июня, а накануне произошло как минимум два события, которые убедили депутатов в необходимости разработки этого документа.

Во-первых, в конце мая депутат Алексей Журавлев внес на рассмотрение Государственной думы РФ законопроект об отмене постановления съезда народных депутатов СССР «О политической и правовой оценке советско-германского Договора о ненападении от 1939 года».

Иными словами, предложил перестать каяться за пакт Молотова — Риббентропа. Страны Балтии и Польша отреагировали на это совместным призывом к Госдуме отказаться от рассмотрения инициативы Журавлева.

Изображая жертву. Как и зачем нацисты скрывались среди евреев

После окончания  Второй мировой войны многие нацисты и их пособники в поисках спасения пытались представить себя  борцами с гитлеровским режимом или его жертвами.  Русскоязычной аудитории хорошо известны истории Антонины Макаровой, палача «Локотской республики» и Григория Васюры, убийцы Хатыни, долгие годы выдававших себя за ветеранов Великой Отечественной войны. Но были случаи, когда нацисты выдавали себя за евреев и жертв Холокоста.

Надо сказать, что мысль о том, что гитлеровцы попытаются спастись, выдавая себя за евреев, преследовала многих современников. «Canadian Jewish Chronicle» писала о «сотнях нацистов, выдающих себя за евреев и добровольно направляющихся в  концентрационные лагеря Дахау, Закхаузен и даже Бухенвальд, накануне прихода союзников». Газеты утверждали, что немцы даже делают себе обрезание и накалывают номера заключенных на руки, чтобы избежать возмездия1.

Хотя данные сенсационные сообщения и не нашли подтверждения, отдельные нацисты действительно пытались укрыться в еврейской общине. В 1948 году «Canadian Jewish Chronicle» писала о гестаповце Эрике Хоне, выдававшим себя за еврея Юлиуса Исраэля Хольма. В 1963 году газета «Toledo Blade» со ссылкой на израильскую полицию сообщила, что некий разыскиваемый нацистский преступник жил в Израиле с женой и двумя детьми, пока не уехал в 1954 году в Аргентину. Наиболее достоверное и близкое к нам по времени сообщение о скрывающихся под видом евреев нацистах относится к 2006 году, когда появилась информация об Эльфриде Ринкель, охраннице из Равенсбрюка, прожившей сорок лет с еврейским мужем в окрестностях Сан-Франциско2.

В Израиле газетная шумиха 1940-х – 1950-х годов в сочетание с реальными биографиями беглых военных преступников породила богатую мифологию о нацистах и «капо», уехавших в Палестину и устроившихся там на высокие правительственные посты.  Но помимо фольклора, истории известен один реальный эпизод, когда бывший офицер Вафен СС чуть было не сделал карьеру в ЦАХАЛе и был изобличен исключительно благодаря собственной неосторожности.

Ульрих Шнафт родился в 1923 году в Кенигсберге и уже первые годы его биографии  содержали немало темных пятен. Его отец был неизвестен, а мать, по всей видимости, была немкой. В 1925 году он оказался в приюте, откуда его взяла немецкая семья. Окончив школу, Шнафт получил специальность автомеханика, но с началом Второй мировой войны был призван и направлен в Ваффен СС.

В 1942 году Ульрих Шнафт был ранен под Ленинградом и после госпиталя  направился в Югославию, а затем в Италию, где в 1944 году попал в плен к американцам во время боев на реке По.  За колючей проволкой Шнафт пробыл три года. Американцы не нашли за ним серьезных преступлений, и в 1947 году бывший эсесовец был освобожден. В родной Кенигсберг, ставший Калининградом, Ульрих вернуться не мог и на первых порах он решил обосноваться в Мюнхене3.

Здесь судьба послала Шнафту соседа по комнате, еврея Лео Хирщберга. который рассказал Ульриху о помощи, оказываемой еврейскими организациями выжившим в Холокосте. Это навело Шнафта на мысль объявить себя евреем и эмигрировать из голодной послевоенной Германии в Палестину. В декабре 1947 года, став Габриэлем Зисманом, он сел на корабль в Палестину, но до свой цели не добрался. Судно было перехвачено британским патрульным кораблем, боровшимся с нелегальной миграцией, и следующие месяцы бывший эсесовец провел в британском лагере на Кипре.

В мае 1948 года после провозглашения Государства Израиль лагеря нелегальных мигрантов на Кипре были закрыты, и Шнафт-Зисман вместе с другими эмигрантами был доставлен Хайфу. Из этого города он был направлен в киббуц Кфар-Анавим под Иерусалимом, где после изучения иврита был призван в армию.

Вряд ли стоит удивляться, что курс молодого бойца бывший эсесовец окончил с отличием, после чего был направлен на сержантские курсы. К тому времени война 1948 года подошла к концу и Шнафт был демобилизован, но гражданская жизнь и работа механиком в окрестностях Ашкелона не слишком привлекала человека, большая часть жизни которого прошла под ружьем.  Шнафт обратился с просьбой вернуть его на действительную службу в ЦАХАЛ и его просьба была удовлетворена.


Ульрих Шнафт в форме Армии обороны Израиля

Мнимый «Габриэль Зисман» с отличием окончил офицерские курс и стал лейтенантом артиллерии. Для того времени это было большое достижение, израильская армия в тот момент переживала сокращение и количество офицерских вакансий было ограничено. Казалось Шнафта ждала отличная военная карьера, но человек может быть не только кузнецом своего счастья, но и его губителем. Во время одной из офицерских попоек Улрих Шнафт решил похвастать перед сослуживцами своими подвигами под Ленинградом и показал им свою фотографию в форме Ваффен СС. 

Примечательно, что подобная демонстрация не имела для лже-Зисмана немедленных последствий, но про нее вспомнили во время очередной проверки офицера по линии контрразведки, после чего лейтенант был уволен из армии. Для Шнафта это была настоящая катастрофа. Теперь он остался без работы и карьерных перспектив в израильской провинции.  Печальная действительность несколько скрашивалась романом, который Ульрих Шнафт начал с женой своего квартирного хозяина, немецкой еврейкой по имени Марго.

Вместе с любовницей Шнафт-Зисман попытался вернуться в Германию, но из-за отсутствия документов не смог легализоваться на родине. В отчаяние он даже обратился в египетское посольство в Риме и предложил  услуги египетской разведке, а затем рассказал историю своей жизни любовнице Марго. Шокированная женщина рассказала всю информацию своему мужу, а тот передал ее израильским спецслужбам. В 1956 году «Габриэля Зисмана» выманили в Израиль, арестовали и осудили на семь лет тюрьмы4.

В 1961 году Ульрих Шнафт был освобожден из тюрьмы и навсегда покинул Израиль, уехав в родную Германию. Его дальнейшая судьба неизвестна. Нельзя исключать, что солдат двух армий жив до сих пор, достигнув почтенного 97 летнего возраста, и сейчас принимает меры, чтобы обезопасить себя от коронавируса.

Надо отметить, что в израильской эпопее Шнафта, несмотря на всю ее экстраординарность, было несколько моментов, которые способствовали его адаптации в Израиле. Во-первых, герой этой истории не знал своего отца и нельзя исключать, что он действительно мог быть евреем. Во вторых, накануне отъезда из Германии в 1947 году Шнафт сделал себе обрезание и принял иудаизм, поскольку согласно традиции еврейство передается по матери (то, что у него мать немка, Шнафт не скрывал). Таким образом, формально Габриэль Зисман стал иудеем, и это объясняет, почему его признания в эсесовском прошлом не влекли за собой немедленной и жестокой кары.

Шнафт был изобличен благодаря своему легкомыслию и авантюризму, но нельзя исключать, что некоторые более острожные нацисты все-таки скрылись среди своих бывших жертв. В 2015 году израильское издание МАКО сообщило, что в 2014 году центральный офис по расследованию преступлений нацизма сообщил о 30 бывших охранниках Освенцима, представших перед судом. Семеро из них проживали за пределами Германии и один на территории Израиля5.

Отдельньно стоит упомянуть нацистов или их потомков, которые из чувства раскаяния или по другим причинам приняли иудаизм и эмигрировали в Израиль как евреи.  Среди ортодоксальных евреев даже существует легенда о потомке Гитлера, который раскаялся и сделал себе гиур. Удивительно, но эта история имеет некоторую реальную подоплеку. Израильская и зарубежная пресса писала, что в Иерусалиме проживает внук жены сводного брата Гитлера — Алоиса. Имя его не публикуется из соображений безопасности. К иудаизму этого человека привело изучение богословия. В начале 1970-хх годов он приехал в Израиль по учебе и решил остаться там навсегда. Теперь родственник Гитлера преподает иудаизм в одном из Иерусалимских высших учебных заведений6.

Это не единичный случай. Сегодня в Израиле проживает около 300 потомков нацистов, принявших иудаизм. В 2011 году газета «Ха-Арец» опубликовала несколько реальных историй таких людей. Так например отец военного раввина Аарона Шаар-Йшува служил в Вафен СС, а его сын отказался от карьеры священника, перешел в иудаизм и живет в еврейском квартале старого города Иерусалима. По мнению Дана Бар-Она, профессора психологии университета им. Бен-Гуриона, эти люди стремятся присоединиться к «сообществу жертв», чтобы уйти от «сообщества» преступников. Переезд в Израиль и молчание о прошлом является их попыткой убежать от травмы войны и соучастия их родителей в преступлениях7.

https://varjag2007su.livejournal.com/7077589.html

Об участии поляков в уничтожении евреев

Об участии польской полиции в уничтожении евреев

В европейских СМИ развернулся ожесточённый спор по фактам, обнародованным польско-канадским историком Яном Грабовским. Собранные и систематизированные учёным сведения о причастности польских националистов к холокосту вышли за пределы академической среды и обсуждаются публично.

В конце июня El País опубликовала статью «Участие польских полицейских в уничтожении евреев». Испанские журналисты рассказали своим читателям о результатах исследований, которые для многих европейцев выглядят сенсацией. На конец 2020 года запланирован выход в свет на английском языке книги Яна Грабовского «На службе. Роль польской синей и уголовной полиции в уничтожении евреев». В книге обобщена многолетняя работа учёного, проведенная на основе тысяч изученных им документов. Тема исследования – участие польской полиции в истреблении евреев. Приводятся задокументированные случаи уничтожения евреев как по заданию немецких нацистов, так и по инициативе поляков.

Журналисты называют Грабовского «врагом польского правительства». Достаточно зайти в польский сегмент Интернета, чтобы убедиться, что против историка, работающего в Канаде, развёрнута настоящая травля. Повсюду от социальных сетей до влиятельных изданий учёного называют лжецом и сравнивают с Йозефом Геббельсом. Сам Грабовский рассказывает об угрозах в его адрес и утверждает, что у него есть основания опасаться за личную безопасность; по его словам, «у польских патриотов длинные руки». В «патриотическом» крестовом походе участвуют не только маргинальные ультраправые организации, но и правительственные структуры Польши, включая министерство иностранных дел.

Причина поднявшегося шума заключается в том, что Грабовский наступил польским националистам на больную мозоль. После оккупации Польши гитлеровцы создали на её территории полицейские органы, укомплектованные местными жителями, так называемую синюю полицию, в состав которой вошли лица, ранее служившие в местных правоохранительных органах. Грабовский доказал, что «синие полицейские», часть из которых затем были объявлены официальной Варшавой национальными героями, принимали активное участие в убийствах евреев.

Польская полиция Фото: Haaretz, по материалам книг Яна Грабовского

Польская полиция Фото: Haaretz, по материалам книг Яна Грабовского

По мнению учёного, во многих еврейских поселениях и гетто в оккупированной Польше режим террора держался именно на польской полиции. Её сотрудники знали многих местных евреев лично, выявляя их в том числе по специфическому акценту, который немцы, как правило, уловить не могли. «Без польской полиции немцам не удалось бы реализовать свой план. Польская полиция стала важным игроком в немецкой политике уничтожения», – утверждает Грабовский в интервью изданию Haaretz.

Историк рассказывает страшные вещи. Как польские полицейские похищали еврейских девушек, насиловали их и убивали. Как польский офицер искал евреев, которых прятали соседи, и передавал их на уничтожение немцам. Как коллаборационисты убили мать, а потом сутки пытали её детей в полицейском участке. Как польский полицейский убил маленького ребёнка на глазах у матери, чтобы поиздеваться над женщиной.

По словам Грабовского, зачастую польские полицейские не сообщали о своих действиях немцам: многие убийства совершались с целью грабежа, и коллаборационисты не хотели делиться отобранным у убитых имуществом с немецкими хозяевами.

Первоначально Грабовский предполагал, что польские пособники нацистов убили около 200 тысяч евреев. Теперь он считает, что количество убитых было существенно больше.

Издание книги Грабовского на английском языке станет ударом по польским политическим верхам, которые на протяжении лет фальсифицируют историю Второй мировой войны, выступая проводниками американского влияния в Европе и обеляя польских политиков времён Второй Речи Посполитой.

Документы о выдаче евреев нацистам польской полицией. Фото: Haaretz, по материалам книг Яна Грабовского

Документы о выдаче евреев нацистам польской полицией. Фото: Haaretz, по материалам книг Яна Грабовского

Мифологические представления о том, какую роль играла Польша в годы Второй мировой войны, изрядно пошатнули в последние годы израильские политики и учёные. «Я ребенок выживших во время холокоста. Мы этого не простим и не забудем. Многие поляки сотрудничали с нацистами», заявил в феврале 2019 года в интервью телеканалу Israel’s i24 глава МИД Израиля Исраэль Кац. О том, что поляки помогали нацистам, говорил и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Ответом на это со стороны Польши становились, как правило, вызовы в польский МИД послов Израиля, отмена участия Польши в международных мероприятиях, организованных Израилем. Продвигая тезис о том, что польский народ понёс одну из самых больших потерь во Второй мировой войне среди мирного населения, Варшава молчит по поводу того, что большинство погибших во время немецкой оккупации были евреями и «коренные» поляки приложили к этому руку. Однако постыдную правду о польском коллаборационизме сегодня уже не скроешь.

Заглавное фото: Варшавское гетто

Холокост-2 неотвратим

Памяти растерзанного петлюровцами местечка

В Тетиеве открыли памятник жертвам еврейских погромов 1919-1920 годов

«Один бандит схватил топор и разбил голову моего сына Йоси, 18 лет. Они также раскололи голову моего брата Якова, 16 лет, и отрубили руки брату Гиршу. Он умер. Его жена Брейна была убита ужасным способом. Мой сын Ицик, 20 лет …был найден и убит. Бандиты жестоко убили всех, кого нашли в доме — семью из двенадцати человек Элиэзера Лютцеска (Клоцман). И восемь членов моей семьи. Мой маленький сын Исайя лежал под грудой трупов, залитый кровью. Но с большим трудом нам удалось вытащить его из-под трупов».

(Из свидетельских показаний Эстер Руди Щук, 42 лет, о погроме в местечке Тетиев Киевской губернии).

Согласно переписи 1897 года из 3493 жителей Тетиева 3323 были евреями. Не то, чтобы их жизнь до Гражданской войны была очень благополучна, но погром марта 1920 года уничтожил 3/4 общины. Примерно 4000 евреев были вырезаны, 1500 человек удалось спасти прибывшему из Погребищ отряду красноармейцев.

«От Тетиева остались одни развалины, — свидетельствовал очевидец. — По всему местечку валяются сотни сгоревших и убитых. Все колодцы запружены трупами».

* * *

«Три года назад мне написала молодая женщина, собиравшая материалы об этом погроме и о главе местной еврейской самообороны — Гирше Турии», — рассказывает историк и генеалог Надя Липес.

О погроме Алена Коцеруба узнала от своей мамы, а та — от бабушки, которая, впрочем, наказала особо не распространяться. А потом Алене попалась на глаза брошюра, из которой следовало, что Тетиев считался когда-то еврейским местечком. Но вот евреев она в родном городе в глаза не видела. И задалась вопросом — куда же они делись? Ответ был очевиден. Как раз тогда в Тетиеве собирались ставить памятник вождю погромщиков атаману Куравскому. Сын которого (отца, впрочем, не знавший) оказался во главе местных полицаев 21 год спустя.

После нескольких историй о погроме, подобных вынесенной в начало статьи, Алена перестала спокойно спать.

«После такого чтения и в самом деле уснуть не просто, — говорит Надя Липес, основатель сайта jewishpogroms.info, не первый год изучающая погромы 1918-1920 гг. в Украине. — Если у вас есть совесть, конечно».

Общение с еврейскими организациями окончилось ничем — никто не захотел поучаствовать в установке памятника убитым здесь евреям. Хотя в Тетиеве уже был мемориал и жертвам Колиивщины, и погибшим в годы Голодомора, а евреям — не было. И он бы не появился, не реши Алена с мужем Александром взять инициативу на себя. Почему? Да потому что, говорит она, «нас, оказавшихся в нужное время в нужном месте, словно выбрали». И с этим не поспоришь. Так, при поддержке единомышленников, среди которых и мэр города Руслан Майструк, и на личные средства тетиевчан появился этот памятник.

«Впервые о еврейской истории города я услышал от моего советника, а сейчас уже заместителя Алены Коцерубы, — признается мэр. — Архивные документы шокировали — сто лет назад город был фактически уничтожен в погроме. Шок смешался с удивлением, ведь до сих пор в Тетиеве не было даже таблички с упоминанием о тех ужасных событиях».

Ради справедливости надо сказать, что именно при Майструке два года назад две улицы получили имена знаменитых земляков-евреев — Гирша Турия (правда, это решение апелляционный суд впоследствии отменил) и Якова Орланда. Гирш погиб в стычке с бандитами в 1919 году, а пятилетний Яков чудом выжил.

«Я спрятался в деревянной бочке и через трещины видел все происходящее, — писал он много лет спустя. — На моих глазах убивали мою семью. Десять человек. Голова моего деда покатилась как футбольный мяч. Тетя и дядя были убиты. Две их дочери — 13 и 14 лет — изнасилованы. А потом погромщики подожгли синагогу. Когда кто-то пытался бежать из нее, его убивали».

Через год маленький Яков был увезен в Эрец Исраэль. Его творческая судьба сложилась весьма удачно — Орланд был успешным драматургом и членом Международного ПЭН-клуба, возглавлял Союз израильских писателей, а в 1994 году удостоился Государственной премии Израиля.

В 1939 Орланд написал почти пророческие строки об украинском детстве:

В тех давних странных снах, холодных и немых,

Те годы усыпив и прошлое рассеяв,

Мы будем ждать, пока, признав нас за своих,

Оно нам вновь не бросится на шею.

Только сегодня евреев бывшего местечка постепенно стали «признавать за своих» — в 2018 Яков Орланд посмертно стал «Почетным жителем Тетиева», а 30 июня нынешнего года на территории еврейского кладбища открылся Мемориал памяти жертв еврейских погромов 1919-1920 гг.

«Один бандит схватил топор и разбил голову моего сына Йоси, 18 лет. Они также раскололи голову моего брата Якова, 16 лет, и отрубили руки брату Гиршу. Он умер. Его жена Брейна была убита ужасным способом. Мой сын Ицик, 20 лет …был найден и убит. Бандиты жестоко убили всех, кого нашли в доме — семью из двенадцати человек Элиэзера Лютцеска (Клоцман). И восемь членов моей семьи. Мой маленький сын Исайя лежал под грудой трупов, залитый кровью. Но с большим трудом нам удалось вытащить его из-под трупов».

(Из свидетельских показаний Эстер Руди Щук, 42 лет, о погроме в местечке Тетиев Киевской губернии).

Согласно переписи 1897 года из 3493 жителей Тетиева 3323 были евреями. Не то, чтобы их жизнь до Гражданской войны была очень благополучна, но погром марта 1920 года уничтожил 3/4 общины. Примерно 4000 евреев были вырезаны, 1500 человек удалось спасти прибывшему из Погребищ отряду красноармейцев.

«От Тетиева остались одни развалины, — свидетельствовал очевидец. — По всему местечку валяются сотни сгоревших и убитых. Все колодцы запружены трупами».

Источник

Акция «Петлюра». Львовский погром в июле 1941

Украинские националисты и гитлеровцы вырезали во львове несколько тысяч евреев и поляков.
Утром 1 июля на стенах домов было расклеено обращение краевого провода ОУН (Б), подготовленное еще до войны руководителем ОУН (Б) на Западной Украине Иваном Клымивым:
«Народ! Знай! Москва, Польша, мадьяры, жидва — это твои враги. Уничтожай их! Знай! Твое руководство — это Провод украинских националистов, это ОУН. Твой вождь — Степан Бандера».

«Каунасская резня» — самая кровавая бойня в истории Литвы

Двор гаража «Летукис». Здесь 27 июня 1941 года произошло одно из первых и самых жестоких убийств евреев в Литве. На глазах у толпы любопытных металлическими штангами и ломами были насмерть забиты пятьдесят два каунасских еврея. Убивали литовцы. Один из них позже сказал, что сделал это, ослепленный злобой, и потом очень раскаивался.

Из интервью писательницы Руты Ванагайте с историком Хаим Баргманом:

РУТА: Я читала свидетельство одного из участников убийства. Это был унтер-офицер литовской армии, отбывавший заключение в каунасской каторжной тюрьме. Он заговорил лишь несколько десятилетий спустя. Цитирую: «Я из тех, кто совершал экзекуции. Выйдя из тюрьмы, я был охвачен жаждой мести, и, когда эти евреи стали нам сопротивляться, у меня нервы не выдержали».

ХАИМ: Я опираюсь на рассказ свидетеля Вацловаса Водзинскаса. На одном из семинаров, организованных университетом Витаутаса Великого, Водзинскас рассказал, что он — тогда шестнадцатилетний юноша — ехал на велосипеде мимо гаража «Летукиса» и увидел группу арестованных еврейских мужчин, которых вели из Желтой тюрьмы…

Во дворе гаража «Летукиса» до прихода немцев держали красноармейских коней. Нацисты велели сторожу вычистить двор гаража, потому что он был завален конским навозом. Этот сторож увидел, как мимо ведут колонну евреев, подбежал к охранникам и сказал, что евреи — друзья русских, так пусть они и убирают навоз русских коней. Охранники привели евреев во двор гаража. Вот почему все то, что произошло, произошло здесь.

Водзинкас прислонил велосипед к дереву, влез на дерево и смотрел, как евреи убирают территорию гаража. Они собирали навоз руками. Другие дети тоже залезли на деревья и за всем наблюдали…

Евреев убивали очень жестоко. Люди на улице услышали крики и пришли посмотреть, что происходит.

Один еврей, когда ему было приказано голыми руками убирать конский навоз, ударил литовских охранников и убежал на еврейское кладбище по ту сторону забора. Он бежал быстро, но пуля летела еще быстрее.

С этого все и началось. Охранники стали избивать евреев металлическими штангами. Забили всех до одного. Собравшиеся у гаража наблюдали за этим до самого конца. Водзинскас тоже. Позже он сказал, что бойня его нисколько не потрясла, потому что «евреи еще не таких бед натворили».

Источник: Ванагайте Р., Зурофф Э. Свои. Путешествие с врагом. — М.: Издательство АСТ: CORPUS, 2018.

Холокост по польски

Варшава настолько не хотела видеть евреев в Польше, что предпочла этому их уничтожение в нацистских концлагерях

В 1938 году власти Третьего рейха приступили к первому этапу практической реализации еврейского вопроса, к его «окончательному решению» в терминологии идеологов национал-социализма. Речь шла о насильственном выселении иностранных евреев за пределы рейха (так называемая Polenaktion, польская акция). Это стало первой депортацией евреев нацистами и прелюдией холокоста.

На тот момент на территории рейха проживало примерно 100 тыс. евреев-иностранцев, большинство из них (60 тысяч) составляли польские евреи. О планах нацистов депортировать их обратно в Польшу Варшава знала, но принимать своих же граждан еврейской национальности не собиралась; 1938 год был периодом особо тёплых отношений между Адольфом Гитлером и президентом Польши Игнацием Мосцицким.

Антисемитизм являлся неотъемлемой частью тогдашней польской политики. Посол Польши в Берлине Юзеф Липский обещал фюреру поставить «прекрасный памятник в Варшаве», если немцы выселят всех евреев из Европы куда-нибудь в Африку. Своих евреев польские власти планировали выселить на Мадагаскар, где специально побывала польская правительственная делегация для выбора места поселения. С 1935 года в Польше по инициативе министра иностранных дел Юзефа Бека действовала спецкомиссия по решению еврейского вопроса (Specjalna Komisja Studiów).

По словам британского историка и исследователя холокоста Мартина Гилберта, польские власти опасались возвращения из Германии в Польшу евреев – участников гражданской войны в Испании. Гитлеровская Германия и Польша оказывали в этой войне поддержку диктатору Франко, но 2250 польских евреев (самая многочисленная группа среди евреев-интернационалистов) воевали на стороне республиканцев, поддержанных Советским Союзом.

В Варшаве надеялись, что решать еврейский вопрос они будет вместе с гитлеровцами, но «польская акция» Берлина застала польских руководителей врасплох. Чтобы помешать евреям въехать в Польшу, польский сейм принял в марте 1938 г. драконовский закон о лишении гражданства, согласно которому гражданин Польши переставал быть таковым, если проживал за границей более пяти лет. Большинство польских евреев, очутившихся в Германии в вихре Первой мировой войны и экономической миграции послевоенных лет, подпадало под эту категорию. Если гражданства лишался один из супругов или родителей, второго супруга и детей лишали статуса граждан автоматически.

9 октября 1938 г. польские дипломаты получили из Варшавы указание ставить в паспорта поляков за границей специальную отметку, которая давала право въезда в Польшу. С 30 октября паспорт без отметки становился недействительным. Тайным распоряжением предписывалось задерживать паспорта евреев, чтобы увеличить количество лишённых гражданства.

В Берлине сочли такое поведение Польши угрозой собственным планам избавиться от еврейского населения, потребовали от Варшавы отменить закон и, не дожидаясь ответа, приступили к депортации.

Вскоре первые эшелоны с польскими евреями оказались на германо-польской границе. Польские пограничники ставили евреям в паспорта штамп «недействителен». Вмиг превратившись в людей без гражданства, не имея средств к существованию, тысячи евреев кочевали по нейтральной полосе по болотистым низинам, в ужасных условиях – без денег, еды, тёплой одежды; многие были в пижамах и тапочках. Были там и беспомощные старики, и дети без родителей, так как немцы часто сажали членов одной семьи в разные поезда и вывозили на КПП в разные города – Бытом, Збоншин, Кшиж…

Варшава настолько не хотела видеть евреев в Польше, что предпочла этому их уничтожение в нацистских концлагерях. После заявления поляков о том, что, если депортация евреев в Польшу не прекратится, из Польши будут депортированы немцы, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер распорядился отправлять евреев уже не в Польшу, а в газовые камеры. Так начался холокост.

В июле 1938 г. по предложению президента США Рузвельта в Эвиан-ле-Бен (Франция) состоялась международная конференция 32 государств – пример поразительного лицемерия её участников. На конференции обсуждались варианты решения участи жертв нацизма, но спасать их никто не собирался.

США отказались менять ради евреев иммиграционную квоту. Бельгия, Дания, Нидерланды сослались на маленькую площадь и высокую плотность населения их стран; Франция и Канада – на экономические сложности. Великобритания отказалась пересматривать квоту на въезд евреев в Палестину (75 тыс. человек в течение 5 лет). Ирландия заморозила свою квоту, Австралия испугалась проникновения в страну политических активистов. Аргентина и Бразилия, где у власти находились сочувствующие Гитлеру режимы, тоже отказались принять евреев. Только Доминиканская Республика согласилась поселить 100 тыс. человек, но за большие деньги. Позже под давлением США доминиканцы отказались от затеи.

Итогом конференции в Эвиан-ле-Бен стала телеграмма в Берлин, сообщавшая, что ни одна из 32 стран не оспаривает права германского правительства вводить законодательные ограничения в отношении некоторых своих граждан. О том, что «некоторые граждане» были исключительно евреями, в телеграмме не говорилось ни слова.

В марте 1939 года еврейская организация «Агудас Исраэль» и Сионистическая организация в Польше от имени 3,5 млн. польских евреев обратились к премьеру Великобритании лорду Чемберлену с призывом позволить евреям, спасавшимся от неминуемой смерти, перебраться в Палестину. Это был крик отчаяния, но британских политиков он не тронул.

Единственным выходом оказалась эвакуация через СССР в Японию и далее в голландские колонии в Южной Америке и Палестину (британцы согласились пускать вне квоты тех, кто сможет заплатить 1 тысячу фунтов стерлингов – большую сумму по тем временам). Необходимые визы выдавал сочувствовавший евреям голландский консул в Литве Ян Звартендейк, транзитные визы в Японию для проезда через СССР – принявший православие японский консул Тиунэ Сугихара. При содействии Москвы сотни тысяч европейских евреев именно так и спаслись.

Повезло так повезло: «Жидовка ногу сломала»